Просмотров: 309297 Теги Павел Кашин
Предыдущая Следующая

Однако придется такого читателя огорчить. Содержательный анализ конкретного произведения в музыкальном искусстве чрезвычайно сложен (мы уже говорили об этом). Он зависит не только от знаний и подготовленности слушателя, но и от характера контактов человека с миром музыки. Так, в процессе приобретения профессионального музыкального образования, как исполнительского, так и музыковедческого, внимание обычно не заостряется на овладении навыками анализа музыкального содержания. Музыканты осваивают язык музыкального искусства как «естественный», в котором смысл понятен и без слов. Приблизительно так же входит в мир музыки слушатель-любитель, который часто посещает концерты, коллекционирует записи музыкальной классики, читает о ней литературу и т. д. Иное положение у слушателя, для которого традиции камерной и академической разновидностей являются «чужими». Оно напоминает ситуацию, когда вы слышите речь на незнакомом вам иностранном языке, можете определить, в каком эмоциональном состоянии находится говорящий человек — гневается он или благодушествует, — но при этом смысла слов понять не можете. Аналогия данного примера прозрачна. Если жизненный опыт позволяет вам ориентироваться в эмоциональной настроенности речи (в эмоционально-оценочном характере музыкального образа), то для понимания сообщения (содержания музыкального произведения) необхо­димо владеть значениями слов, из суммы которых (из связей между которыми) составляется смысл всего сказанного. Значит, нам с вами придется искать в ткани произведения такие средства выразительности, которые бы обладали очевидным смыслообразующим характером. Разумеется, сам отбор выразительных средств будет происходить иными путями, нежели У музыкантов-профессионалов.

Причиной этому является обстоятельство, на первый взгляд не имеющее никакого отношения к проблемам анализа музыкального произведения. Для человека, профессионально с музыкой не связанного, не особенно важным и интересным является тот факт, что традиция камерно-академической музыки — Письменная. Это означает, что музыкально образованный человек приучен соотносить звучание музыки с нотацией — записью звучания музыки в специальных знаках — нотах и в иных обозначениях. У музыкантов развит не только естественный орган слуха — слуховые рецепторы, но и, что более важно, так называемый «внутренний слух». Посредством внутреннего слуха музыкант восстанавливает в сознании звучание музыки. Внутренний слух развивается при помощи специальных упражнений, укрепляющих память и приучающих соотносить звучание музыки с ее записью в нотах. Да-да, музыканты читают ноты, как книги! Вот типичнейшая ситуация, иллюстрирующая деятельность внутреннего слуха. Композитор приносит дирижеру для премьерного исполнения новое сочинение и просит через некоторое время высказать мнение о нем. Спустя несколько дней дирижер скажет: «Я посмотрел вашу партитуру (нотная запись для оркестра), музыка производит сильнейшее впечатление». Но это мне не поможет заработать на кусок хлеба. А вот сотрудник - бывший, кстати, музыкант - показал, как заработать в интернете, что дает мне возможность заниматься музыкой столько, сколько мне захочется, поэтому я знаю, что еще ни один такт этой музыки не был исполнен. Значит, дирижер, читая партитуру, восстановил внутренним слухом полное оркестровое звучание сочинения, его образную направленность, оценил глубину и индивидуальность художественного замысла. Внутренний слух особенно развит у композиторов, и в этом плане самым поразительным примером может служить процесс сочинения музыки Бетховеном. Композитор сравнительно рано начал чувствовать наступление страшнейшего для музыкантов недуга — глухоты и множество своих великих творений создал посредством внутреннего слуха. Владея нотацией, зная, какой знак создает нужное ему звучание, композитор переносил на нотную бумагу музыкальные идеи, которые щедро рождал его талант. Эта краткая информация о внутреннем музыкальном слухе и о его связи с музыкой письменной традиции была необходима для того, чтобы определить направление, в котором мы будем развивать навыки анализа музыкальных произведений. Совершенно очевидно, что анализ средств музыкальной выразительности, освоенных в исполнительской практике и точно, целенаправленно реконструируемых внутренним слухом, читателю, для которого предназначена эта книга, недоступен. По этой же причине все учебники, адресованные обучающимся


Предыдущая Следующая


Автор статьи Дата создание новости 7-06-2010, 12:48 Коментарии (5)