Просмотров: 305819 Теги Павел Кашин
Предыдущая Следующая

Сравнивая вербальный язык и язык музыки, мы видим, что в этом искусстве сложно найти отдельных носителей смысла, подобных слову. В музыке, так же как и в естественном языке, существует свой синтаксис — правила построения музыкального «высказывания» — произведения, но очень труд, но обнаружить устойчивые единицы, лексически подобные слову. Именно поэтому музыкальное произведение невозможно расчленить на небольшие части, каждая из которых обладала бы собственным, кестко «привязанным» к нему смыслом, а все они в последовательности создавали бы общий художественный «сюжет», как эго происходит в литературе. Следует заметить, что музыкальные образ нелитературен по природе. Пытаясь словами описать содержание музыкального произведения, мы всегда обедняем музыкальный образ, подчиняя его природе общения на ином языье — вербальном. При этом, разумеется, утрачивается и специфичность восприятия музыки.

Очень часто говорят, чгз содержание музыкального произведения зависит от богатства ассоциаций, которые возникают у слушателя во время восприятия музыки. Исследователи неоднократно пытались установить закономерности в появлении тех или иных ассоциаций слушателя и определить зависимость картин, которые появляются в сознании, от характера звучащей музыки. Вот, например, как слушатель описывает ассоциации во время просушивания симфонической поэмы украинского композитора Б. Лятошинского «Гражина»: «Музыка мне понравилась сразу. Показалось, что я вижу мрачный Неман, неприветливый, холодный. Подробно вспомнить свои впечатления не могу, но припоминаю — дальше в музыке было нарисовано поле битвы. Я не мог долго его видеть, оно исчезло кудато из моего воображения. Я потерял нить содержания и никак не мог найти, когда же именно зажгли жертвенный костер. В конце произведения — Неман еще более мрачный. Именно таким я его когда-то и видел». Этот отклик характеризует прослушивание программного сочинения, то есть музыку с заранее известным литературным сюжетом. Слушатель звучащей музыке пытался найти эквивалент картинам, которые возникли у него в сознании после ознакомления с литературным сюжетом произведения. Конечно же, программа облегчает восприятие музыки слушателю, который не имеет музыкальной подготовки: произведение обретает сюжетность, которая предопределяет характер восприятия музыки по типу литературного. В программном произведении слушатель стре­мится во что бы то ни стало обнаружить те образы, которые ранее он нашел в литературном тексте. На литературной осно­ве происходит восприятие таких известных произведений, как «Франческа да Римини» и «Ромео и Джульетта» П. Чайковско­го, «Эгмонт» и «Кориолан» Л. Бетховена, «Фантастическая симфония» Г. Берлиоза, «Шехеразада» Н. Римского-Корсакова, «Дон Кихот» Рихарда Штрауса, «Послеполуденный отдых фавна» К. Дебюсси и многих других.


Предыдущая Следующая
Автор статьи Дата создание новости 7-06-2010, 12:48 Коментарии (5)