Просмотров: 301804 Теги Павел Кашин
Предыдущая Следующая

Иногда кажется, что для человека нет ничего более простого и естественного, нежели вслушиваться в бесконечно разнообразный мир звуков. Здесь и шумы природы — монотонное шуршание дождя, свист ветра, пение птиц, шелест листьев: здесь и звуки нашей технической цивилизации — скрежет, удары, механическое однообразие. Все это для человека — не только звуковой фон его жизни. Достаточно вспомнить, как охотник чутко вслушивается в тишину леса или токарь в звуки станка, на котором он работает. Для охотника каждый шум становится сигналом о лесных обитателях, а для мастера привычное гудение станка — свидетельство исправности всех узлов сложного механизма Даже такие простейшие примеры показывают, что любой звук песет информацию о своем источнике — естественном или созданном руками человека, живом или механическом.

Мир музыки, искусства звуков, не сводится к простой информации о музыкальных инструментах, которые являются источниками звуков. Любое музыкальное произведение, состоящее из множества звуков, обладающих различными длитель­ностями, тембрами, обладает своим неповторимым музыкальным образом. Он возникает как результат замысла композитора и воплощается в специфических для музыки средствах выра­зительности. Когда человек слушает музыку, он воспринимает не бессмысленные комбинации звуков, а логичное, упорядоченное целое, способное взволновать его, заставить задуматься. Подлинное восприятие музыки всегда содержательно, поскольку оно направлено на постижение музыкального образа. Здесь напрашивается аналогия с восприятием человеком речи.

Действительно, когда люди общаются, то каждый из собеседников понимает содержание фраз, произнесенных участниками беседы. Для восприятия произЕедений искусства слова — про­заических или поэтических — иам необходимо владеть языком, на котором они написаны, и уметь читать. Это первое условие. Что же касается второго, то читатели, сталкивавшиеся с произведениями таких выдающихся представителей русской словесности XVIII века, как М. В. Ломоносов, В. К. Тредиаковский. А. П. Сумароков, знают о сложном характере образов в произведениях этих авторов. Сложности возникают потому, что со­временный массовый читатель не готов воспринимать стиль, лексику, поэтические жанры русской литературы XVIII века. Кроме того, восприятие этих произведений как художественных (то есть способных вызвать живую эмоциональную реакцию читателя) затрудняется иным «:пособом чувствования» героев литературы XVIII века, равно как и ее создателей. Следовательно, вторым непременным условием для полноценного восприятия произведения литературы становится внутренняя культура читателя, позволяюишя ему понимать жизненный и эмоциональный опыт людей зазных эпох и разных национальностей. Именно внутренняя культура человека пробуждает в нем живой, естественный- не навязываемый никем интерес к такому искусству, в котозом воссозданы образы людей, в чем-то не похожих на него самого— то ли сложностью душевной организации, то ли особенностями переживаемых чувств, то ли необычным жизненным укладом.


Предыдущая Следующая


Автор статьи Дата создание новости 7-06-2010, 12:48 Коментарии (5)