Просмотров: 308408 Теги Павел Кашин
Предыдущая Следующая

Если взять другую тональность, мажор сменяется минором. Быстрое формирование мажора и минора на основании общего тонального тона создает эффект мерцания настроения, его неуловимости.

Сравним теперь звучание Прелюдий до мажор и до минор из I тома «Хорошо темперированного клавира» Баха. Опять. таки мы слышим общность тонального центра, но какая разница в характере музыки! Прелюдия до мажор спокойная созерцательная, а до-минорная — бурная, драматичная, взвол­нованная, несколько мрачноватая по колориту. Проведем эксперимент и поменяем лад в прелюдиях. Первая станет тоскли­вой, печальной, сумеречной, а быстрая до-минорная прелюдия теперь прозвучит пышно, декоративно, экстатично.

Действительно, в конкретных произведениях проявление лада чаще всего направлено на создание эмоционального строя музыки. Но это только самые очевидные «роли» лада в музыке. Значение его шире, поскольку все высотные компо­ненты произведения — горизонтальные (мелодика), вертикальные (аккордика) — подчиняются логике связей между ступенями лада, обусловленной внутриладовыми тяготениями. Каждый звук в мелодии является ступенью лада, а поэтому может быть устойчивым или неустойчивым. На устойчивых звуках завершаются музыкальные построения, неустойчивые же требуют продолжения мелодии. Проверим свое ладовое чувство на простом примере. В медленном темпе начнем петь мелодию «Варшавянки», останавливаясь на звуках, соответствующих слогам текста, взятым в рамочку.

Могли бы вы на этих звуках завершить мелодию? Возникает ли у вас внутренняя потребность продолжить мелодию? На звуках, очерченных рамочкой, у всех слушателей, воспитанных в традициях европейской музыки, возникнет чувство дискомфорта, для разрешения которого необходимо продолжение ме­лодии. Причина тому — остановки мелодии на неустойчивые ступенях лада. И логика нашего внутреннего ладового чувства требует перевода неустойчивого звука в устойчивый. На этой актаве у слушателя возникает своего рода система ожиданий, от которой он воспринимает следование звуков друг за другом как, во-первых, «предсказуемое», а во-вторых, как естественное и закономерное.

Ладовое чувство подавляющего большинства современных людей воспитано на диатоническом мажоре и миноре. И хотя многие любят и понимают классическую музыку, в которой ладовая система достигла зрелости и совершенства, ладовый опыт камерно-академической традиции сейчас перенесен до разновидности массовой музыкальной культуры. Поэтому блочки зрения ладовой логики восприятие классической музыки не должно быть сложным для массового слушателя. Но музыкальное искусство создало много ладовых систем: пятиступенные, шестиступенные, семиступенные, двенадцатиступенные, диатонические и хроматические лады арабской и индийской музыки с большим числом ступеней, восточно-азиатская пентатоника; каждый этнос формирует «свое» ладовое исполнение и т. д. И когда наш современный, не подготовленный музыкальным образованием, слушатель сталкивается с музыкой, в которой иная логика лада, он в лучшем случае говорят, что не понимает этого произведения, а чаще не считает такие явления музыкальной культуры искусством вообще. Подобная оценка характерна для произведений средневековой европейской музыки, как культовых, так и светских камерных, которые массовой слушательской аудиторией воспринимаются как вялые, затянутые, нединамичные и попросту невнятные. Подавляющем большинстве случаев складывается резко отрицательное отношение и к камерно-академической музыке севера, которая отказалась от диатонического мажора-минора и освоила, с одной стороны, новые ладовые системы, более важные, а с другой — обратилась к традиционным ладам европейских мотивов.


Предыдущая Следующая
Автор статьи Дата создание новости 7-06-2010, 12:48 Коментарии (5)