Просмотров: 308326 Теги Павел Кашин
Предыдущая Следующая

" Мой персональный «Топ-3» выглядел так: 1. -Аквариум-. 2. «Турист». 3. «Центр».

Третье место «Аквариума», который полностью игнорировали все средства массовой информации (не говоря уже о гастрольных организациях), можно было бы считать крупным сюрпризом, если бы не одно обстоятельство. Начало 80-х ознаменовалось рождением нового феномена — и это было, наверное, самым важным событием в истории советского рока со времени его появления.

Он работал техником в студии звукозаписи и по ночам творил там бесконечные альбомы (хард-рок и «космическая» музыка с глупо-мистическими текстами). Он занялся этим еще в начале 70-х и записал, по слухам, порядка пятидесяти альбомов, но примером для подражания не стал: даже немногие знавшие его работы считали Морозова эксцентриком-одиночкой. Время от времени он гастролировал с филармоническими ансамблями, что и вовсе ставило его рокерскую репутацию под сомнение.

Первый настоящий современный самодельный альбом*, явившийся по формату и

* Конечно, это спортивный момент. В конце 70-х годов у коллекционеров появились первые прилично звучащие пленки «Машины времени» (-Солнечный остров-), «Високосного лета» («Прометей-). -Воскресенья-. Однако. на мой взгляд. это были скорее компиляции относительно удачных концертных и случайных студийных записей, чем полноценные альбомы. И фаны имели к ним большее отношение, чем музыканты, — они даже придумывали названия. Сам Макарсвнч считает, что первый -ленточный- альбом -Машины времени» (-Чужие среди чужих-) вышел в 1984 году.

дизайну прототипом всего, что последовало за ним, — это «Сладкая N» и другие» Майка Наумснко. Фактически это обычная, фабричного производства катушка, рассчитанная на 30 минут звучания. Речь идет о самодеятельных магнитофонных альбомах.

-Воскресенье»: Костя Никольский, Леша Романов

Юрий Морозов

Как ни печально, но все, что осталось от нашего рока 60 — 70-х годов, — это воспоминания. фотографии и немногочисленные газетные заметки. Более весомых «вещественных доказательств» не существует. Музыка «Скоморохов», «Санкт-Петербурга» и многих, многих других исчезла без следа, поскольку никто ее не записывал. (Так что трудно теперь проверить утверждения Градского, что он был первым панком...) Случайные концертные записи были такого качества, что сохранять их для потомства казалось бессмысленным... Трудно сказать, почему эта проблема, сегодня очевидная для всех, тогда никого не заботила. Наверное, хватало ежедневной суеты, чтобы еще думать о «запечатлении» для вечности.

Пионером самодеятельной звукозаписи стал ленинградский хиппи по имени Юрий Морозов.    Он   редко   выступал   «живьем».


Предыдущая Следующая
Автор статьи Дата создание новости 7-06-2010, 12:48 Коментарии (5)