Просмотров: 305865 Теги Павел Кашин
Предыдущая Следующая

* С тех пор я встречал Свинью еще несколько раз. Он продолжает петь те же песни, причем делает это хуже год от года. Поскольку новых ярких талантов в этом стиле долго не появлялось, он оставался главной, если не единственной реликвией российского квазнпанка. Это «человек из легенды»: его мало кто виден, но вес слышали, как Свинья демонстрировал свои мужские достоинства во время выступления. (Что вполне возможно, учитывая. что концерты проходили в основном в частных квартирах или мастерских.) Впоследствии Свинья «легализовался». вступил в городской рок-клуб и выступил с «АУ» на фестивалях 1987 и 1988 годов. Старая закалка его не подвела: во время первого из концертов он позволил себе несколько крепких выражений со сцены, а во время второго с него незаметно и как бы непроизвольно спустились брюхи.

Убоявшись столь неспокойной компании, администрация поспешила закрыть ресторан,


и мы продолжили праздник в каком-то большом светлом кафе. Там было много посторонних людей, поэтому «Удовлетворители» удовлетворялись танцами «твист и пого» с незнакомыми взрослыми женщинами. Это было значительно веселее, чем их сценический акт.

Оркестр освободил сцену, и началась «акустика» — Майк и парочка совсем молодых ребят. Виктор Цой из группы «Палата № 6» спел первую и единственную сочиненную им к тому времени песню — «Мои друзья всегда идут по жизни маршем, и остановки только у пивных ларьков». Восемнадцать лет, ужасная дикция, корейская внешность — и отличная, трогательно-правдивая песня про бесцельную жизнь городских подростков с рефреном: «Мне все равно, мне все равно...»

Затем — Рыба (Алексей Рыбин), тощий бледный первокурсник с одним глазом больше другого. Быстрый одноминутный рок:

«Не хочу быть лауреатом, Не хочу в «Астории» жить. Мне плевать, что никогда я не буду В номере «люкс» шампанское пить...»

Потом он спел «Звери» — одну из самых сильных песен в советском роке. Удивительно, что, в отличие от Цоя, Рыба с тех пор практически ничего не написал. Но эта первая проба стала классикой:

«Подставляй стаканы, Наливай скорее, А что дальше будет, Ты увидишь сам. Только мне вопросов Не задавай:

Знай, что люди как звери! Все мы как звери! В темном лесу... ... Твои кости остры, Мои зубы целы, Нас пока еще непросто На части разорвать. Хоть мы звери Мы не хуже многих тех, Кто жестоки как звери! Могучи как звери! В диком лесу».

Дело тут не в тексте: захватывающая мелодия словно катапультировала слово «звери»,  которое просто невозможно было не


 


Алексей Рыбин («Рыба»)


Предыдущая Следующая
Автор статьи Дата создание новости 7-06-2010, 12:48 Коментарии (5)