Просмотров: 309781 Теги Павел Кашин
Предыдущая Следующая

Антон Адасинский

«АВИА» на сцене

«Твой папа — фашист!»

ющихся держимордами, трусами, политиканами. Его самая сильная песня, однако, была менее прямолинейна, начиналась она как тяжелый разговор с любимой девушкой:

«Не говори мне о том, что он добр. Не говори мне о том, что он любит свободу. Я видел его глаза их трудно забыть... Л твоя любовь это страх: Ты боишься попасть в число неугодных, Ты знаешь, он может прогнать, он может убить Твой папа фашист! Не смотри на меня так... я знаю точно: Он просто фашист».

Постепенно Миша доводит беседу до политических обобщений:

«И дело совсем не в цвете знатней, Он может себя называть кем угодно, Но слово умрет, если руки в крови. И я сам не люблю ярлыков. Но симптомы болезни слишком известны: Пока он там, наверху, он будет давить! Твой папа фашист».

В финале Борзыкин скандировал уже вместе со всем вставшим на ноги залом: «Твой папа фашист! — Мой папа фашист! — Наш папа фашист!» Никогда в нашем роке еще не было песни, столь круто и безжалостно поставившей проблему «отцов и детей».

Свежих исполнителей на фестивале почти не было, но один «полудебют» прошел с оглушительным успехом. Юрий Шевчук, изгнанный из родной Уфы в 1985 году, выступил с новым, ленинградским составом «ДДТ». (Строго говоря, премьера состоялась за полгода до фестиваля — в январе.) В новой команде Шевчука были люди из давно распавшихся   «Россиян»*      и   преемственность, несомненно, ощущалась: «ДДТ» играли тот же размашистый, задушевный хард-рок. По сравнению с «Россиянами» они были значительно «осмысленнее» в плане текстов, изобретательнее мелодически, но лишены (годы!) первозданного «кайфа» группы Ордановского.

* Зимой 1984 года лидер «Россиян», Жора Ордановский, исчез при таинственных обстоятельствах и с тех пор так и не объявился. Скорее всего, его уже нет в живых.

Шевчук пел о горестях российской жизни, что сейчас невозможно, но скоро изменится, ну, или что-то в таком духе — иногда философски, иногда с тоской, чаще всего — сердито. Наибольший успех имели его издевательские сатирические куплеты, разносящие в пух и прах известных врагов нашей рок-общественности: богатеньких сынков и спекулянтов («Мальчики-мажоры»), люберов («Мама, я любера люблю»), ненавистников рока («Террорист») и т. д. Пел Шевчук с замечательным эмоциональным напором, иногда даже слишком страстно, надрывно. Это был «рок раздирания рубашки» — предельно искренний, но уж слишком безыскусный. Похожим пафосом было окрашено и выступление новой группы «Ноль» во главе с аккордеонистом и певцом, юным «Дядей Федором» Чистяковым. Музыканты «Ноля» еще, правда, и играли очень плохо.


Предыдущая Следующая
Автор статьи Дата создание новости 7-06-2010, 12:48 Коментарии (5)