Просмотров: 301804 Теги Павел Кашин
Предыдущая Следующая

* «Мое поколение смотрит вниз. Мое поколение боится петь. Мое поколение чувствует боль, Но снова ставит себя под плеть».

грамма «Кино» доказала, что она права. Они начали с песни «Мы ждем перемен» и продолжали в том же боевом духе:

«Мы родились в тесных квартирах новых районов, Мы потеряли невинность в борьбе за любовь. Нам уже стали тесны надежды, Сшитые вами для нас одежды, И вот мы пришли сказать вам о том, что дальше: Дальше действовать будем мы!»

«Игры

«Кино» не только играли лучше, чем когда-либо, в песнях Виктора Цоя появился неожиданный оптимизм и социальная позитивность, далекие от недавних деклараций отчуждения:

«...А те, кто слаб, живут из запоя в запой, Кричат: «Нам не дали петь!» Кричат: «Попробуй тут спой!» А мы идем, мы сильны и бодры, Замерзшие пальцы ломают спички, От которых зажгутся костры».

Может быть, эти рок-марши были слишком безапелляционны и плакатны, но они точно соответствовали всеобщему состоянию ожидания, обновления, «праздника на нашей улице». Никогда я не видел в Ленинграде столько улыбок: типичный образ рокера — сумрачная отстраненность — был больше не адекватен действительности.

Настоящим шоком даже для этого фестиваля и событием в истории всего нашего рока стало выступление «Телевизора». Группа изменила состав и играла теперь синкопированный электронный фанк — идеальный фон для нервных выпадов Михаила Борзыкина.

«АВИА»: шансонье-особист Марат, идеолог Гусев

Он выбрал самую опасную дорогу: беспощадный критический анализ действительности.


«Каскадеры на панели играют в Запад, Им можно пошуметь — не все же плакать... А только там за колонной

все тот же дядя В сером костюме с бетонным взглядом. ...Мертвая среда, живые организмы И тусовка как высшая форма жизни. Авангард на коленях, скупые меценаты, И снова унижение как зарплата. А мы идем, мы идем И все это похоже на ходьбу на месте».

«Аукцион»

М. Борзыкин: «Мы имеем право на стон...»

Это «а мы идем» перекликалось с песней Цоя. В первом случае, правда, фраза звучала как пламенный призыв, во втором — как сердитый вопрос. Однако здесь не было большого противоречия. Это были две стороны одной медали, две черты одного явления — того, что началось настоящее движение. Новый общественный климат, импульс обновления придали музыкантам силы и чувство моральной ответственности. Те, кому было что сказать, не боялись теперь говорить откровенно. Рокеры были одними из первых, кто это сделал, не дожидаясь указаний и прямых разрешений. Песни Борзыкина, особенно одна, испугали многих чиновников — «это уж слишком...». Ему приходилось отстаивать свое право на бескомпромиссность — и тогда он просто доставал из своего бумажника вырезки из речей М. С. Горбачева. «Там были его высказывания об инициативе масс, критике и самокритике, гласности и так далее... Но чиновники реагировали насмешливо — мало ли что там лидер говорит... Я чувствовал себя идиотом, который всем старается доказать, что дважды два — четыре...». Песня, потрясшая фестиваль и заставившая говорить о «Телевизоре» как о самой острой и значительной группе в Ленинграде, называется «Выйти из-под контроля».


Предыдущая Следующая
Для загородного дома или коттеджа очень удобно устанавливать автоматические ворота. На нашем сайте вы сможете выбрать из большого каталога подходящие для вас по внешнему виду и устройству ворота или же мы можем изготовить их для вас на заказ.
Автор статьи Дата создание новости 7-06-2010, 12:48 Коментарии (5)