Просмотров: 308284 Теги Павел Кашин
Предыдущая Следующая

Это было первое в его жизни выступление в большом зале. Он вышел, носатый, в темных очках, и гнусоватым голосом для начала объявил, что рекомендует всем ленинградский «Беломор» и ром «Гавана-клаб». Затем запел «Сладкую N»:

Я проснулся утром одетым, в кресле, В своей каморке средь знакомых стен. Я ждал тебя до утра Интересно, где ты провела эту ночь, моя сладкая N? Кое-как я помылся и почистил зубы, И, подумав, я решил, что бриться мне лень, Я вышел и пошел куда глядели глаза Благо было светло, благо был уже день И на мосту я встретил человека, Он сказал мне, что знает меня. У него был рубль, и у меня четыре.

Майк, период «до-дряни»

В связи с этим мы купили три бутылки вина... И он привел меня в престранные гости: Там все сидели за накрытым столом, Там пили портвейн и резались в кости И называли друг друга дерьмом. Там было все, как бывает в мансардах: Из двух колонок доносился Бах! И каждый думал о своем - кто о трех миллиардах, а кто всего лишь о пяти рублях. И кто-то, как всегда, проповедовал дзэн. А я сидел пень пнем и тупо думал: С кем и где ты провела эту ночь, моя сладкая N»

Это еще не вся песня, примерно половина.   Но большой цитаты  не жаль:  тексты Майка имеют несомненную познавательную ценность, поскольку дают реальное представление об образе жизни и духе ленинградских «мансард». Можно было предвидеть, что Майк сильно удивит зал, но спонтанность и сила реакции превзошла все ожидания. Когда он пел свой коронный номер — медленный тяжелый блюз под названием «Ты — дрянь», — публика кричала «браво», улюлюкала и аплодировала буквально после каждой пропетой строчки (сохранилась запись). Это было невероятно, тем более что в зале сидели не экспансивные грузины, а цивилизованная и снобистская столичная молодежь. Чем же Майк се так взбудоражил? Возьмем любой куплет «Дряни» — все они примерно одинаковы и посвящены описанию аморального образа жизни героини песни и ее болезненных взаимоотношений с автором.

«Ты спишь с моим басистом И играешь в бридж с его женой. Я все прощу ему, но скажи Что мне делать с тобой? О, мне до этого давно нет дела Вперед, детка, бодро и смело! Ты дрянь!»

Ничего особенного, правда? Ни прекрасного, ни ужасного. Тем не менее на одних это производило впечатление откровения, а других смертельно шокировало. И все лишь по той простой причине, что у нас об этом петь не принято. Зарифмовав, даже не без изящества, полуночные разговоры, пьяные признания и выведя в качестве героев абсолютно неприукрашенную сегодняшнюю рок-богему, Майк открыл нашим ребятам совершенно новую эстетику, эстетику «уличного уровня», поставил перед ними зеркало, направ-


Предыдущая Следующая
Автор статьи Дата создание новости 7-06-2010, 12:48 Коментарии (5)