Просмотров: 308355 Теги Павел Кашин
На страницу назад На страницу вперед

Рахманинов

Черты шизотимного типа мы находим в характере СВ. Рахманинова. Говоря о внешнем облике Рахманинова, отметим, что почти все знавшие его отмечали строгость выражения его лица, величественную осанку высокой фигуры, твердую, неспешную походку. Уже в молодости проявлялась шизотимная независимость Рахманинова от мнения окружающих. Так, на одном из ученических концертов в консерватории он исполнял свой Первый фортепианный концерт. Директор консерватории В.И. Сафонов, обыкновенно дирижировавший произведениями своих питомцев, особенно с ними не церемонился и бессердечно переделывал их композиции, внося поправки и сокращения. Учащиеся консерватории обычно не смели противоречить маститому мэтру и легко соглашались с его поправками и замечаниями. Но с Рахманиновым подобные вещи не проходили. Он не только категорически отказывался от переделок, но еще имел смелость останавливать директора консерватории, указывая ему на репетиции на неверный темп или нюанс. Незаурядный талант Рахманинова был настолько очевиден, что даже всесильный Сафонов вынужден был ему подчиняться.

Свойства шизотимной отгороженности от окружающих отмечают в своих воспоминаниях А. Дж. и Е. Сваны: «Как и обычно, Рахманинов казался несколько сдержанным, как если бы между ним и остальным миром существовала стена, — может быть, незаметная, но все же стена...» В дружеской обстановке эта «стена», которой композитор отгораживался от посторонних людей, разрушалась, и он становился другим человеком (44. Т. 2. С. 212).

Некоторые паранойяльные черты Рахманинова проявлялись в его принципиальности в отношениях с людьми, требовательности и строгости к своему композиторскому и исполнительскому мастерству. Тщательная отделка всего того, что Рахманинов сочинял и исполнял, упорство в достижении желаемого результата помогли ему внести большой вклад в мировую музыкальную культуру.

Россини

Черты жизнерадостного сангвиника с его неуемной любовью к жизни мы находим в творчестве Россини. «Великий и толстый маэстро», как его называл Мендельсон, мог искренне радоваться успехам как своих друзей, так и врагов, которых он никогда не воспринимал всерьез. В своей жизни Россини не имел жестоких внутренних разладов и конфликтов, не знал припадков хандры и самобичевания, что мы в изобилии можем найти в жизнеописаниях многих композиторов. Ничто не могло поколебать особой солнечности восприятия им окружающей жизни, которой пронизаны многие его сочинения.


На страницу назад На страницу вперед
Автор статьи Дата создание новости 7-06-2010, 12:48 Коментарии (5)