» » Алхимики идут по кабакам...

Просмотров: 1976 Теги
Алхимики идут по кабакам...



О Павле Кашине и альбоме «Имитация любви».

Ну вот, думал поругать – а придётся хвалить.

Последний альбом Павла Кашина повергает в шок; слушая «Имитацию любви», мне становится и радостно, и страшно. Радостно оттого, что этот альбом появился – такой, какой он есть; а страшно – оттого, что это уже совсем не тот Павел Кашин, который был несколько лет назад. Кашин сменил звук. Кашин сменил тексты и ценности. И вместо «просто счастливого мальчика» на сцене появился суровый дядька с пропитым голосом, - рвущий связки, чтобы докричаться до самого себя.

В юности всё было чище и светлее, не правда ли, Паша? Извини: хмурая шуточка с оттенком цинизма, - прямо как в твоих нынешних песнях.

А тогда, в 1992 году, в свет вышла виниловая пластинка «Гномики». В постсоветской России зазвучал странный неокрепший голос какого-то мальчика, который подписывался псевдонимом «Кашин». Пластинка не попадала в тогдашние форматы, поскольку в эфир, как грибы после дождя, повылезали все, у кого были деньги, – начался наш нечистый на руку шоу-бизнес. А незадолго до этого, ещё при советской власти, мальчик приехал в Ленинград, увидел объявление о том, что группе «Духи» необходим баянист и саксофонист, и познакомился с Михаилом Башаковым. Но это отступление.

Песни Кашина были очень просты по звучанию и очень трогательны. Вокального владения голосом у него не было, но был очень мощный внутренний потенциал. Казалось, что своей искренностью и незамутнённостью он может пробить любую стену – настолько этот голос был пронзителен. Тексты песен Кашина (также как и обложки альбомов) были наполнены множеством символов, которые претендуют на звание философских категорий в художественной системе поэта (Священная Земля, Звёзды, Небо, Птицы, Море, Родник, Свет, Луна-Солнце, День-Ночь, Ладони, Танец, Мутабор – превращение в животных и предметы, Молчание, Пение). Да, я считаю, что Кашин разработал свою художественную систему, - это отдельная тема для обсуждения. Музыкой он пользовался очень аккуратно: на первых четырёх альбомах нет ни одного лишнего звука, а каждый инструмент выполняет свою чёткую функцию.

Тогда, до отъезда в Америку, Кашин был похож на алхимика, выплавляющего из мелодий, ритмов, тембров и текстов свой философский камень. В 2001 году в интервью он сказал мне: «Песня для меня – это религия. Через песню я познаю какие-то вещи, какие-то главные вещи. Это не просто развлечение, это не работа тем более, - это действительно религия». Чуть позже в живом журнале я задал ему вопрос: «Если песня – это религия, то где в ней Бог?», на что получил поистине мудрый ответ: «Остановитесь. Помолчите. Офигейте капельку – и вот Он!» Не правда ли, это Гессе? «Игра в бисер»? Та медитация, в которую учитель музыки посвящал Кнехта в детстве? Кстати, и мутабор – тоже из Гессе, помните, - «Степной волк»?.. Но время шло, мальчик рос. Обстановка в России давила на Кашина, он уехал в Америку. После двух лет преподавания музыки он вернулся в Россию – записывать альбом «Эйфория». А ещё через пару лет по радио зазвучала «обжигающая новина от Павла Кашина» - «Пламенный посланник». С тех пор Павел попал в формат, его музыка стала более традиционной, тексты стали более приближены к реальности, и в какой-то момент золото Кашина покрылось ржавчиной. Продюсер раскрутила Кашина, и тот превратился из мальчика в какого-то припухшего лирического героя (см. обложку «Josephine»), который витает где-то меж гламурными чувствами к сомнительным девицам, поэзией Наполеона, Пушкина и Лермонтова и бесконечными потоками спиртных напитков. То, что раньше было трепетной любовью, превратилось в обыкновенный бордель; то, что было раньше утончённостью поэзии – в китч (см. и сл. проект Павла Кашина «НЛП»), то, что было раньше изумрудными скрижалями – в плакатную продукцию с изображением кумира. Но вдруг случилось что-то странное. На последнем альбоме Павел Кашин выступает в роли продюсера сам. И начинает сдирать с себя кожу. Наверное, многие начнут кидать в меня камни, сказав: «Да это же обычный шансон! Да это же какой-то блатняк! Да это же…» Но не нужно спешить с выводами. Кашин всегда отличался тем, что умел шокировать слушателя (меня, по крайней мере) своими «выходками». Почти после каждого альбома первым впечатлением было: «Да что же это такое? Разве это музыка, разве это песни? Это же свинство какое-то!» Но это как раз музыка, и как раз песни! А что вы ожидали услышать на альбоме с названием «Имитация любви», как не имитацию? Я думаю, Кашин не такой простак, каким видится обывателям. Но лучше перейти к конкретике.

Кашин последовательно раскрывается в своём творчестве от одной своей стороны – чистой веры в «свет в начале дня, в начале жизни», - до полной противоположности этому свету: «…где, с пути сбиваясь, мы - в сердце тьмы оставили нашу последнюю веру». На этом альбоме – удручённость, отчаяние и утрата веры. Даже длинные кудри волос, так сроднившиеся с образом счастливого мальчика, теперь исчезли; а на лице, уже покрывающимся пеленой старости, совсем другой взгляд. Не тот, юношески-светлый и беззаботный, - а встревоженный, испуганный, - взгляд человека, потерявшего выход. «Имитация любви» - тринадцатый альбом Кашина. Совпадение, или нет, - но на альбоме тринадцать песен. Не было бы смысла упоминать о предрассудке – если бы только в своё время на альбоме «Эйфория» Кашин не исключил тринадцатый трек из списка. И действительно – вместо песни на диске записана просто двухсекундная тишина. Возможно, номер альбома отчасти повлиял на его содержание. А тринадцатый альбом получился злой. Столько злости, иронии и самообличения я не слышал ни на одном из других альбомов Кашина. Ирония, конечно, здесь не только в текстах. Кашин стилизовал некоторые песни почти под ресторанщину, не говоря уж о последней номере – записанным под шум столовых приборов. Вообще, тема ресторанов на этом альбоме играет особую роль: «И мир спускается во мглу, оставив в баре по крылу». Этому соответствует и обложка (совершенно бездарная, по-моему, - но в этом-то и весь кайф!). «Мир становится скользким», - только в 1995-м году через этот мир светилась священным светом вера, а в 2006-м – одна только горечь.

По духу, однако, этот альбом, скорее, приближен к року, поскольку протеста в нём больше, чем на многих последних альбомах наших роко-попсовиков. Вообще-то, только при поверхностном взгляде будет казаться, что мы слышим что-то пошлое; а при более внимательном - выяснится, что уж как-то слишком много здесь неподдельной искренности и боли для пошлости. Нет, - здесь не пошлость, - здесь другое.

Что же здесь? Здесь создана иная реальность, в противоположность, в насмешку, в противопоставление той реальности, которую Кашин сам же создавал на первых альбомах. Введением в эту реальность служит первая песня на альбоме – «Унесённые ветром». Эта реальность состоит из чёрной зимы, плывущих мостов, пустых лиц; любви, подогретой неразведённым роялем; страны, застывшей, как студень; и мира, катящемуся в терновник. А раньше – помните? – «Но эти гномики – они плевали, они не ваши, им не до вас». Теперь что? Теперь «трамваи за окном» добрались до гномиков, и гномикам стало плохо. Вторая песня, утяжелённая электричеством и сэмплами до несвойственной Кашину манеры (наконец-то он и до этого добрался!), – «Эверест» - является полем битвы между верой и безверием. Непроглядная тьма заглатывает тем глубже, чем больше на неё смотришь… Кашин всегда умел писать красиво в мелодическом плане. Блестяще выполнена песня «Уходя» - как отголосок «Горы» или «Счастья» - без лишних деталей, под электрогитару, - как на первых альбомах. Немного напоминает «Jesobel» Sade. Только что-то теперь в лирике появилось недоброе. Клоун, шарик, сон… Что это за представление, в котором нет ни капельки любви? Что это за сон? «Мотылёк и свет» - ночная атмосфера города, чудесное описание глаз vis-à-vis. По-моему, впервые Кашин занялся атмосферой на своих альбомах. Весь альбом «Имитация любви» пронизан атмосферой печали, временами переходящей в отчаяние. Отличная работа. Я поставил бы этот альбом в один ряд с «Вендеттой» Земфиры, который также на редкость проработан по атмосфере. К атмосфере мы ещё вернёмся, когда доберёмся до «Двух морей» - апогея холода и пустоты, и уже почти безвластной попыткой противостоять этим силам.

«В свете свечи», «Папильон», «Не уходи» и «Бабочка» - типичные для нынешнего Кашина работы (в плане музыкального построения), они во многом повторяют то, что уже было. «В свете свечи» просто очень красиво сыграна, а «Бабочка» так и представляется мне в том исполнении, в котором уже была спета «Саша и бабочка» - с более резвым и игривым голосом, который был у Кашина раньше. Но, что было, то было, а сейчас Кашин поёт иначе.

«Среди Америк» продолжает линию «кабацких» песен, только здесь кабак особый – стиля начала 20 века; естественно, ночной; в дыму папирос; с лампой, свисающей над столиком, с джаз-бэндом и какими-нибудь виски. Строчка «Девушка из борделя – небыль ты или быль?» навеки станет достоянием русской поэзии. А есть в этом что-то от Есенина, не считаете? Кабак продолжается «Светом любви». Точнее, его тщетным поиском. Это уже та стадия, когда человек устал шифроваться эпитетами и метафорами, и говорит всё как есть – напрямую. Ну достало человека! Такое раздолбайское звучание под сопровождение расстроенного пианино и хриплого фальшивого голоса – уже чистый кабак. Тут я, признаться, начинаю сомневаться – а осталось ли что-то от того Паши, который пел «Город», «Подсолнух» и «Гномики», или его уже давно нет? Спасает песня номер 3.

Заглавная «Имитация любви» является, по-моему, ключом ко всему альбому. Без комментариев. После этого всё становится на свои места. «Два моря». Для меня – одна из самых тяжёлых песен у Кашина, в эмоциональном плане. Как «Красота» у Земфиры. Потрясающая по атмосфере, эта предпоследняя песня завершает цикл лирики, она проводит некую параллель предпоследней песне на альбоме «Подсолнух» - «Я найду тебя». Только в той песне была надежда, а здесь…

А здесь без happy-end’a. «Вышел месяц» изливает всю желчь на себя, на город, на публику и красоток из борделя. Подведение итогов, в котором сходятся все основные линии альбома. Развязка этой иной реальности – «внеземное представление» со сцены ресторана, очередной гротескный сон, не оценённый публикой, – в конце не раздаётся ни единого хлопка, - лишь мерный говор и шум тарелок…

Подводя итоги. Павел, бросайте вы всё к чертям! Начинайте с нуля, заново, - эта ваша смерть никого не заденет здесь также, как ваш альбом. Мы глухи, как совы, и немы, как рыбы. Мы сдавлены чёрными зимами и серыми днями. Мы не можем проглотить свой собственный ком в горле – к чему нам ваш? Вы нам подавайте веру, свет, небо и проч. А так… Радуйтесь, что в вас не летят тухлые помидоры. Ну в самом деле – не ваше это – по кабакам играть! Вы алхимик, и должны варить ваше золото подальше от наших дурных привычек и шерпотрепных вкусов. Вы относитесь к песне как к религии – так не предавайте себя самое. Оставьте нам немного света. Нам нужен просто светлый день, не так ли?...шаблоны для dleскачать фильмы
Автор статьиgalany4 Дата создание новости 7-06-2010, 14:43 Коментарии (0)
Новости схожей тематики
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.