» » Программа "Доброй охоты!" на радио "Эхо Москвы"

Просмотров: 4205 Теги
Программа "Доброй охоты!" на радио "Эхо Москвы"



АМАЛИЯ: Пятница после 23-х, тиф, тиф, тиф, раз, раз, два, два, три. Тихо. Эфирная среда, и просто тиха московская ночь. Продираясь сквозь каменные джунгли, бредут усталые ночные охотницы. Но, чу… Нет, лучше просто, не слышно ступая по каменным джунглям, изящно словно пантеры, опять же крадутся, например, значит. Да, ночные охотницы. Но, чу… Опять же. Дрогнула ветвь. Охотницы замерли. Неужто, он, мужик. Так и есть. Редкий мужик добежит до конца нашего эфира. Но именно таких редких обычно и загоняем. Вот. Значит, итак, кто же охотницы? Тина Баркалая, сногсшибательная брюнетка. Остра, метка, осторожна, внезапна, охотничье снаряжение. Охотничье снаряжение от… от…

ТИНА БАРКАЛАЯ: От кого-нибудь, от мамы, с папой. От родственников.

АМАЛИЯ: От родственников.

Т. БАРКАЛАЯ: Здравствуйте.

АМАЛИЯ: Ксения Теляковская. потрясающая блондинка. В охоте непредсказуема. Великолепная Бродни от Марк Джекобс.

КСЕНИЯ ТЕЛЯКОВСКАЯ: Кого?

АМАЛИЯ: Значит…

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Мой дядя. Маркуша, привет.

АМАЛИЯ: Повезло. Катерина Гордон. Не меняя потрясающая, не менее блондинка же, и я, умопомрачительная как всегда. Ну, опускаем.

ЕКАТЕРИНА ГОРДОН: Здравствуйте.

АМАЛИЯ: Кто же дичь?

Е. ГОРДОН: Гони его, гони.

АМАЛИЯ: Павел Кашин. Он же Павел Петрович Кваша, если кто не знает.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Да, ладно.

ПЕСНЯ

АМАЛИЯ: Прекрасно, прекрасно. Но, первый вопрос. Я вот что хотела бы спросить. Ну, (НЕ РАЗБОРЧИВО) Брат Пит. Обычно мужчины, артисты в любом жанре, выбирают как-то ну, Азнавур, т.е. какие-то жесткие такие псевдонимы, или не псевдонимы, не знаю даже как сказать. И вдруг Кашин. Не мягковато?

ПАВЕЛ КАШИН: Я просто в юности был…

АМАЛИЯ: Мягче.

П. КАШИН: Неоправданно скромен. Я просто немножко хотел изменить себя. Причем не потому, что фамилия "Кваша" чем-то не нравилась. Просто уже было два Кваши. Один из которых, постоянно в Питере пьяный перед глазами. И я подумал, зачем еще третий нужен. Чуть-чуть изменю. А просто где-то я слышал, что в русском языке осталось два русских слова. Это сено и каша. И подумал, почему бы нет?

Т. БАРКАЛАЯ: А если бы сено?

АМАЛИЯ: Да, Павел Сено.

П. КАШИН: Сенов.

АМАЛИЯ: Что-то знакомое. Франция, Сена. Что-то такое. Или Сена у нас где?

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Во Франции.

Е. ГОРДОН: А если бы вертануть время назад, Вы бы переименовались?

П. КАШИН: Кстати, я сегодня читал в книжке, Сиена - это та же Сена, только в Италии или нет?

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Это город Сиена. А Сена - во Франции река такая.

АМАЛИЯ: Это Теляковская была.

П. КАШИН: Катя, извини, что ты сказала?

Е. ГОРДОН: Если бы была возможность время назад вернуть, переименовались бы как-нибудь по-другому?

П. КАШИН: Ну, честно говоря, если назад, то нет. Если бы сейчас, то переименовался быть чуть-чуть пожестче.

АМАЛИЯ: Как, как? Давайте поищем псевдоним. А, Павел.

П. КАШИН: Как-нибудь зловеще.

АМАЛИЯ: Зловеще?

Т. БАРКАЛАЯ: Жирик.

П. КАШИН: Жирик.

АМАЛИЯ: Да, нет. Ну, какой? Жирик уже, спокойно, в общем, ладно. Ну, вот и так, да. Подумаем, подумаем. Надо подумать.

Е. ГОРДОН: Ну, в общем, вариантов пока нет. Но если тебе предложат…

АМАЛИЯ: Пока мы думаем про варианты, кстати, вот, пожалуйста. Вот прекрасный вопрос, уважаемые радиослушатели, а так же телезрители. Значит, если нас кто-то еще и видит, то Вы телезритель. Вот что я хотела напомнить. Вот и, пожалуйста, Вам вопрос. Вот псевдоним для Павла Кашина. Вдруг, … Подожди секунду, Павел. Я хочу напомнить, кто у нас в эфире. Тина Баркалая, Катя Гордон, Ксения Теляковская, Павел Кашин и Амалия&Амалия. Что мы все делаем там? Охотимся на Павла Кашина. Поэтому задавайте Ваши вопросы, Ваши выстрелы. Объясняю… А прямой эфир. Пейджер 725-66-33. Это я напоминаю. Не напоминала два предыдущих эфира. Прошу прощения. Значит, что может делать Павел? Вот мы его будем обстреливать всякими вопросами. А у него здесь есть колокольчик. Вот такой колокольчик. Если Павлу станет совсем невмоготу, то он может…

Т. БАРКАЛАЯ: Кинуть колокольчик в кого-то из нас.

АМАЛИЯ: Нет, о нет, о нет же. Значит, он может позвонить и задать ответный какой-нибудь вопрос. Вдруг какой-нибудь даже зловредный какой-нибудь. Какой-нибудь вредный. Чтобы отбиться.

Т. БАРКАЛАЯ: Сколько штук?

АМАЛИЯ: Три. Немного выстрелов у Павла. Но, тем не менее, у дичи на охоте нет и таких прав. Правильно?

Е. ГОРДОН: Первый вариант – Павел Дичь.

АМАЛИЯ: Павел Дичь. Ты же говорила что-то такое зловещее.

Т. БАРКАЛАЯ: Кстати, классно.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Отлично.

АМАЛИЯ: Павел Дичь. Неплохо. Пока первое место у Катерины Гордон. Итак, Катя Гордон придумала Павел Дичь. Итак, Ваши выстрелы, дамы. Прицеливайтесь. Вот он Павел.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Так, что, Паша, нет, нет, мне все-таки хочется спросить, какими силками Вас можно заманить. Павел, что на Вас еще действует? Как ловушку построить?

П. КАШИН: В смысле, куда заманить?

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: В лес темный. Если Вас заманивать, как дичь. Что еще, на что можете?

АМАЛИЯ: Вы сейчас что имеете в виду, Ксения, что-то неприличное? Ну, так и спрашивай, Ксения, как затащить Павла в постель. Павел, как Вас…

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Я в лес, я в лес хочу.

АМАЛИЯ: А в лес… Можно я за Павла отвечу. Ксения, я скажу, Павел, пойдем грибов пособираем. Вот и заманила в лес.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Нет грибов сейчас.

П. КАШИН: Вот меня мама с папой в детстве заманивали. Говорили: поехали за грибами.

Т. БАРКАЛАЯ: Не заманился?

П. КАШИН: Просто один раз нашел поляну грибов. Они оскорбились и меня больше не брали с собой.

АМАЛИЯ: А какие были грибы?

П. КАШИН: Какие-то большие, я не разбирался.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Кстати, интересный ответ на вопрос.

Т. БАРКАЛАЯ: Нет, я реально спрашиваю, на что Павел Дичь еще ведется? Вариант ответов: красивые девушки, красивые мужчины, деньги и т.д.

АМАЛИЯ: Мальчики, девочки, животные…

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Два неправильных ответа, можно выстрел в спину. Мы же все на что-то ведемся. Лесть.

П. КАШИН: Я плохо себе представляю, как можно деньгами в лес заманить.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Лестью можно?

Т. БАРКАЛАЯ: Я можно, я немножечко попытаюсь. Как Вам понравится? Я думаю, давайте мы как-то интеллигентней, по-девичьи поставим этот вопрос. Для разминки.

П. КАШИН: Просто, да, я понял, что у нас языки разные. Я со своей женой когда-то жил очень долго. И просто очень точно отвечал не ее вопросы. Оказывалось, что она не то имела в виду как бы. И я вот сейчас просто думаю, на что же отвечать?

Т. БАРКАЛАЯ: Не смешно.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Ну, я единственное, что могу сказать, что замечательно, приятно, что Паша так очень хорошо уходит от всех вопросов. Я бы хотела, я думаю, что мы его позже сумеем раст… эту тему.

АМАЛИЯ: Тут у меня есть небольшой. Вот Тина, прозвучал такой "как можно понравиться Павлу Дичь?" Или Кашину, так сказать.

Т. БАРКАЛАЯ: В девичестве Кашину.

АМАЛИЯ: В девичестве Кашину. Мне больше нравятся добрые люди, чем умные, - отвечает Павел. Ну, извините, Павел. Бывало так, отвечали. А Вы сами добрый, или умный? Или просто красивый?

П. КАШИН: Вы про людей или про женщин? Потому что это же разные…

АМАЛИЯ: Вот тут написано: мне больше нравятся добрые люди. Про людей, или про женщин? Девочки! Ха, ха!

Т. БАРКАЛАЯ: Это фрагмент интервью Паши, да?

АМАЛИЯ: Да, это фрагмент интервью.

Т. БАРКАЛАЯ: Про людей или про зверей.

АМАЛИЯ: Детство. В разделе детство. Паша Кашин в своем детстве. У меня было прекрасно детство. Я помню, что очень много солнца было, очень хорошее небо, очень светлая жизнь. Ты жил в своих мечтах. Детство – для всех счастье. Потому что в детстве есть помощники – папа и мама. Ты можешь думать о вечном. А потом, когда ты от них уезжаешь, тебя мир заставляет думать о сегодняшнем. Мои родители – необычайной доброты люди. И это качество, которое я ценю больше всех других. Мне больше нравится добрые люди, чем умные.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Паша, помни про колокольчик.

АМАЛИЯ: Итак, когда был Паша маленький с кудрявой головой, значит, вот давал он такие интервью. Паша, что заставляло Вас давать такие странные интервью перепуганного отличника?

П. КАШИН: Вообще, очень сильно от редакции зависит. Очень часто.

АМАЛИЯ: Да, согласна.

П. КАШИН: Потому что я очень часто читаю, смотрю, вообще не моя лексика. Ни одного неприличного слова не осталось. И…

АМАЛИЯ: А Вы обычно даете неприличными словами интервью?

П. КАШИН: Бывает да. Ну, как…

АМАЛИЯ: У меня патроны кончаются, дамы.

Т. БАРКАЛАЯ: Я готова.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Мы вообще ждем просто ответов хоть на что-то. Я с лесом сижу тихо, жду, Паша.

П. КАШИН: Женщины мне нравятся стройные больше.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Простите, я ухожу сразу. До свидания, Паша, на этом мы с Вами прощаемся. Ксения Теляковская.

Е. ГОРДОН: А что значит стройная?

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: 46-й размер.

Е. ГОРДОН: Катя Гордон. Нет, просто у Теляковской очень красивая, большая грудь.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: И попа. И Паша, по-моему, просто меня послал сейчас.

Е. ГОРДОН: Мечта. Женщина–мечта. А хочется узнать, что такое стройная в понимании Паши Кашина дичь.

Т. БАРКАЛАЯ: Я спрашивала про лес…

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Это то же самое, что и добрая.

Е. ГОРДОН: Дайте ответить Пашке.

П. КАШИН: Я среднестатистический мужчина. Где-то я прочитал, что все мужчины в первую очередь обращают внимание на икры ног, имеется в виду. (Смех).

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: А можно я сейчас продолжу разговор….

Т. БАРКАЛАЯ: Мы Пашу в лес не уведем.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Мне кажется, Паша немножечко даже превзошел себя. Мы как бы хотели как бы более поэтически продолжить наш разговор, но поскольку у Вас как-то все так вот достаточно конкретно, может быть, я немножечко вернусь на предыдущий уровень. Т.е. вот как Вы стали Кашиным, а были Кваша. Говорят же, что программируешь себя каким-то образом, что-то меняется в жизни. Вот что у Вас поменялось, кроме того, что Вы стали икры ног замечать?

Т. БАРКАЛАЯ: И буква "В" ушла.

П. КАШИН: Как-то сразу все поменялось, кстати. Я сразу…

Т. БАРКАЛАЯ: Голень…

П. КАШИН: Подождите, мы про женщин сейчас или про жизнь?

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Нет, нет. Вопрос, что у Вас в жизни поменялось с тех пор, как Вы поменяли, потому что это достаточно серьезный, да, это программирующий в принципе…

П. КАШИН: Конечно, я сразу записал первый альбом. И первый клип "Город" стал автоматически крутиться по эфиру.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: А когда Вы были Квашой, Вы не пытались ничего записывать?

П. КАШИН: Я думаю, что пытался, но я придумал другую фамилию перед тем, как снять первый клип.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Да? Какую?

П. КАШИН: Ну, вот Кашин.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: А, Кашин, все, я поняла. Я думала, еще какая-то была фамилия.

П. КАШИН: Нет, у меня фантазия не такая шикарная, конечно.

Т. БАРКАЛАЯ: А как рожался "Город", как?

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: В муках?

П. КАШИН: Знаете, мама мне все время пела песню, что-то…

Т. БАРКАЛАЯ: А я построил на песке (поет)…

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Пела мама.

Т. БАРКАЛАЯ: Безумно чистый, дивный город. Да?

П. КАШИН: Есть какая-то украинская песня, только одну фразу оттуда помню. Что-то: та, та, та. черемшинэ.

Т. БАРКАЛАЯ: Т.е. плагиат просто, Вы признались.

П. КАШИН: Ну, в принципе, а есть не плагиат в мире вообще? Я еще не встречал.

Т. БАРКАЛАЯ: Я не знаю, я этим не занимаюсь. Ну, сэмплы, да?

П. КАШИН: Ну, все у нас сэмплы, нет?

Т. БАРКАЛАЯ: Нет, ну, оно само же как-то родилось, с текстом же?

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Ну, а почему мама пела?

Е. ГОРДОН: Теляковская обиделась на маму Кашина.

АМАЛИЯ: Иногда надо. Вот Александр Гранкин из Москвы спрашивает Павла: "Не считаете ли Вы, что открыли новый стиль – экомузыка? Вы очень редко используете в своей музыке элек…" Все. Извините, Александр, дальше сообщение не прошло.

П. КАШИН: Неправильно, электронная, наверно.

АМАЛИЯ: Вы часто… Т.е. нечасто используете в своей…

П. КАШИН: Сейчас я очень часто использую. Просто стараюсь, чтобы …

АМАЛИЯ: Александр, видите. Павел часто использует в своей музыке то, что Вы…

П. КАШИН: Элек.

АМАЛИЯ: Да. Павел Буребродов, кстати, предложение. Не знаю. Не остроумно, по-моему, совершенно.

Е. ГОРДОН: Павел,… Это Катя спрашивает.

АМАЛИЯ: Гордон, которая засветилась в "Хмуром утре".

Е. ГОРДОН: А Вы в детстве девушкам нравились? Вот особенно в период полового созревания?

Т. БАРКАЛАЯ: Пубертатном?

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Об этом особенно интересно.

П. КАШИН: Об этом вообще. Детство – это одна больная такая тема, потому что в 20 лет…

АМАЛИЯ: А где было особенно больно?

П. КАШИН: Выглядел примерно на 11…

АМАЛИЯ: В каком возрасте на 11?

П. КАШИН: В 20 лет.

АМАЛИЯ: На какой диете сидели?

П. КАШИН: И, скорее всего, женщины испытывали материнские чувства в первую очередь.

Е. ГОРДОН: А Вы пользовались как-то вот этими материнскими чувствами женщин?

Т. БАРКАЛАЯ: Подождите, а мы уверены, что именно тогда наступило половое созревание?

П. КАШИН: Когда нет других, то пользуешься, чем есть, нет?

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Простите, пожалуйста, а Вы в 20 лет внешне выглядели, как 11-летний мальчик?

П. КАШИН: Внешне.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Или по другим вторичным признакам?

П. КАШИН: Внутренне я был на 30.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: На 30. простите, пожалуйста, если не секрет, сколько Вам сейчас лет?

П. КАШИН: Почти 30. 39 мне. (Смех).

Т. БАРКАЛАЯ: Почти 30. Ой, я буду так говорить – почти 20. 29.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Это чтобы понять, какая есть связь. 29… 21.

АМАЛИЯ: Ой, девочки, можно анекдот. Сегодня две телочки на остановке стоят. Одна ждет второго автобуса, другая седьмого. Приходит 27. Одна говорит: круто, вместе поедем. (Смех). Это считайте, мой колокольчик был.

Е. ГОРДОН: А во сколько лет Вы впервые влюбились?

АМАЛИЯ: Это была снова Катя.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: В 11, или в 20? Два варианта ответа.

Е. ГОРДОН: Или около 30? В 48.

П. КАШИН: Катя…

АМАЛИЯ: Первый раз влюбились, Павел…

П. КАШИН: В каких-то предельно малых числах. Или 9 или 10 лет.

Е. ГОРДОН: А первый сексуальный опыт?

Т. БАРКАЛАЯ: 11.

П. КАШИН: Где-то между 13 и 14.

Е. ГОРДОН: А что, какие? Было разочарование, или получили все-таки удовольствие, не смотря ни на что?

Т. БАРКАЛАЯ: Мама, привет.

Е. ГОРДОН: Нет, а что, я что-то неправильно…

АМАЛИЯ: Нет, просто каждый немедленно вспоминает свой первый сексуальный опыт.

П. КАШИН: Нет, Катя, я прекрасно помню это время. Мне было 14 лет.

Е. ГОРДОН: Не надо таких подробностей.

Т. БАРКАЛАЯ: Надо, надо.

АМАЛИЯ: Закричали гости.

П. КАШИН: Выглядел я на 9 где-то.

АМАЛИЯ: В свои 14 он выглядел на 10.

П. КАШИН: Вот и мы с моим другом, который выглядел на 21…

АМАЛИЯ: Первый сексуальный опыт был с другом? Интересные подробности.

П. КАШИН: Мы с ним играли на баянах на свадьбе. И там естественно…

Т. БАРКАЛАЯ: Невесту увели.

П. КАШИН: Нет, не невесту.

Т. БАРКАЛАЯ: Баяниста.

Т. БАРКАЛАЯ: Девочки, мы на самом деле, ведем себя некрасиво. Мы не слушаем.

АМАЛИЯ: Неправильно. Да, согласна. Твой колокольчик. Тина.

Т. БАРКАЛАЯ: Дзынь, дзынь.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Давайте дослушаем.

П. КАШИН: Ну, и естественно там, когда все выпили, все влюбляются же быстрее намного, чем когда не выпивают.

Т. БАРКАЛАЯ: Вот, Ксень, ответ на твой вопрос.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Почему я пью каждый день. (Смех).

Е. ГОРДОН: Хочется маленькое пояснение для слушателей. Дело в том, что Баркалая внесла, значит, поправку, мол, не перебивайте, давайте гостю рассказать. Только что Вы слышали именно ее голос.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Я молчу ведь, как рыбы.

Т. БАРКАЛАЯ: Ябеда.

Е. ГОРДОН: Да. Итак, первый сексуальный опыт, свадьба, баяны, любовь спьяну.

П. КАШИН: Вообще, честно говоря, есть в этом что-то…

Т. БАРКАЛАЯ: А последний?

АМАЛИЯ: Прощальный привет от Ксении Теляковской, все еще стоящей в дверях. Я думала, ты русская все-таки. А ты прощаешься, но не уходишь. Очень по-семейному.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Сейчас дзынь, дзынь будет.

АМАЛИЯ: Да, прошу прощения.

П. КАШИН: Было что-то знаковое, кстати, в первом сексуальном опыте. Потому что мы приехали в клуб, где единственная горизонтальная поверхность была - это рояль.

АМАЛИЯ: О! И та-та-там-па… Это должна все-таки была быть сестра Тины.

Т. БАРКАЛАЯ: Она в Париже.

Е. ГОРДОН: Так было что? Разочарование? Удовольствие получили?

П. КАШИН: Катя, всегда же разочарование или нет?

Е. ГОРДОН: У меня нет. Мне на партнеров просто везет, я не знаю.

П. КАШИН: Просто разница в том через полчаса, или через 8 лет. Нет?

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Вы знаете, вот я вот думаю. Какая-то есть в этом оригинальность. Да, они приехали с баяном. Все произошло на рояле. Вот это сочетание белых клавиш с черными, вот рояль, потом Кашин, потом смена имени, потом 20 лет, 11 лет. Мне кажется, мы можем написать интересный рассказик.

Т. БАРКАЛАЯ: Вся жизнь, как литавры.

АМАЛИЯ: Вы знаете, значит, с 82 по 86 годы прошлого века – музыкальное училище по классу баяна в городе Рудный. Диплом дирижера оркестра…

Е. ГОРДОН: Что связано с первым сексуальным опытом.

АМАЛИЯ: Безусловно. Диплом дирижера оркестра народных инструментов. Что тоже может быть даже с этим связано.

Т. БАРКАЛАЯ: Может быть, в дальнейшем…

АМАЛИЯ: Певец также учился в консерватории, в академии художеств, на факультете живописи. В университете на философском. Но ни в одном из институтов не задерживался более 6 месяцев. Отчего же, отчего же? Не оттого ли, что Вам нравятся больше добрые люди, чем умные?

П. КАШИН: В американских я по году аж учился.

АМАЛИЯ: По году аж. Аж по году!

П. КАШИН: Вестерн Юниверсити в Чикаго и в Лос-Анджелесе Юсиэлэй.

Т. БАРКАЛАЯ: И там поскольку удалось?

П. КАШИН: По году.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: А вот так вот в целом, сколько Вы учились? Если считать все эти юниверсалы?

Е. ГОРДОН: Дать калькулятор?

Т. БАРКАЛАЯ: Можно, кстати, сложить после всех этих опытов?

П. КАШИН: Года 4 получится, наверное.

Т. БАРКАЛАЯ: Т.е. до вышки не дотянули.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Нет, нет. В театральном, кстати. учатся 4 года.

Т. БАРКАЛАЯ: Ну, а в нормальном 5.

П. КАШИН: В холодильном, по-моему, университете учатся 2 года.

Т. БАРКАЛАЯ: Вы учились в холодильном университете?

П. КАШИН: Нет, я там выступал.

АМАЛИЯ: Значит, Андрей, Ростов-на-Дону. "Добрый вечер (спасибо, Андрей, Вы поздоровались с нами. Мы с Вами, Андрей, так же поздоровались). Павел, как Вам было в армии? Вы вроде как служили? Просто творческая личность в армии". На что намекаете. Андрей, в чем дело? Просто творческая личность в армии вообще служить не может? Что узнать хочет Андрей?

Т. БАРКАЛАЯ: Он не уточнил, армия была уже после баяна.

АМАЛИЯ: После баяна, конечно.

Т. БАРКАЛАЯ: Но до рояля? (Смех).

АМАЛИЯ: Между баяном и роялем. Ну, итак. В армии как оно было?

П. КАШИН: Ну, в армии, просто, когда холодно, то в сапогах вода холодная очень. А когда тепло, то очень жарко. Жаркий асфальт.

АМАЛИЯ: Когда Вы все успели? Подождите, армия, университет, вот эти все безумные, включая американские… Может, Вы в американской армии служили?

П. КАШИН: Нет, я просто очень рано встаю, в 6 часов утра.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Нет, представляешь, если в 11 лет, когда выглядишь все время на 11 в 20…

АМАЛИЯ: Так, в общем, с армией как-то никаких воспоминаний, армейские истории, вот это вот.

П. КАШИН: Она слишком мрачная, чтобы…

АМАЛИЯ: Представьте, что я Дана Борисова, расскажите мне что-нибудь про армейский магазин. Нет?

П. КАШИН: Могу рассказать, как меня в партию брали.

АМАЛИЯ: Брали. В какую? В коммунистическую?

П. КАШИН: В коммунистическую. У нас была одна тогда партия.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Взяли?

П. КАШИН: Почти. Просто я был единственный в моем полку, не отсидевший срок.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Т.е. у Вас хороший был полк. И нужно было кого-то взять в партию. И Бойко подошел майор, и сказал: Кваша, в партию не думал вступать? А я стою, снег чищу. Ну, там больше же нечего делать в армии.

Т. БАРКАЛАЯ: Где, где Вы были в армии, в каком месте?

П. КАШИН: В Удмуртии. В военно-строительных отрядах. И я говорю, да, нет. А он говорит: ну, вот думай до среды. На тебе устав, думай до среды, придешь, мы тебя примем. Ну, и в кандидаты в партию приняли меня.

Е. ГОРДОН: Итак, Катя Гордон. Можно продолжить тему секса?

АМАЛИЯ: Да. Катя, пожалуйста.

Е. ГОРДОН: А какие Вам в дне сегодняшнем женщины нравятся больше? Есть какие-то там стереотипы Ваши?

АМАЛИЯ: Т.е. Катя стреляет ниже пояса.

Е. ГОРДОН: Ну, уже сколько, 11 есть.

П. КАШИН: Катя, я просто вот где-то в районе 1 августа переменил жизнь очень резко.

Т. БАРКАЛАЯ: И Вы от нас ушли.

АМАЛИЯ: Ой, не пугайте.

П. КАШИН: Не в противоположный лагерь, но просто пока вышел подышать. И я просто в какой-то момент осознал. Я 4 дня провел в другой стране с женщиной, которую считал самой красивой в мире.

Т. БАРКАЛАЯ: Когда она сняла с себя вторую кожу, оказалась…

П. КАШИН: После это я почему-то понял, что…

АМАЛИЯ: Что, что после этого? После четырех дней с женщиной, подождите.

П. КАШИН: Божественность в женщинах какая-то утратилась у меня. Я просто понял, что перестал видеть в них божеств.

АМАЛИЯ: А, ну-ка.

Т. БАРКАЛАЯ: Почему? Ну, Вы расскажите нам. Это очень интересно.

Е. ГОРДОН: А божков?

Т. БАРКАЛАЯ: А базетовых божеств?

АМАЛИЯ: Как это так это?

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: К сожалению, радиослушатели сейчас не видят, как над каждой из нас такой нимб немножечко взошел.

АМАЛИЯ: Павел этого не видит, я смотрю.

Т. БАРКАЛАЯ: Нет, ну, подождите, объясните. почему.

П. КАШИН: Потому что каждый раз до того, я встречал очень красивую женщину, я автоматически приписывал ей самые невероятные качества, ум, доброту

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: До скольки лет?

Е. ГОРДОН: До 1 августа этого года, Теляковская.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Прости, не отследила.

П. КАШИН: Я абсолютно серьезно влюблялся. Я верил, что я на ней должен жениться буду. (Смех).

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Однажды, когда-нибудь.

АМАЛИЯ: Было, было, было (поет).

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: И не женился?

П. КАШИН: Один раз я женился.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: На ней же?

П. КАШИН: На ком?

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: На четырехдневке.

АМАЛИЯ: Нет, на красивой женщине, в которую влюблялся.

П. КАШИН: Я 12 лет назад женился.

Е. ГОРДОН: Т.е. сейчас не сформировалось нового какого-то образа вожделенного?

АМАЛИЯ: А сейчас?

Т. БАРКАЛАЯ: А вот в данный момент?

П. КАШИН: Я перешел как раз в ту часть населения, которую нужно убеждать. Раньше я был убеждающий, теперь я…

Т. БАРКАЛАЯ: Чем Вас так ранила эта девушка? Нет, правда? Объясните нам.

АМАЛИЯ: Нет, ну, правда, правда. Вы же взрослый мужчина, объясните нам. Я понимаю, когда женщина, понимаю, даже хочется…

Т. БАРКАЛАЯ: Я просто вижу – Баунти, красота, и вдруг через 4 дня.

АМАЛИЯ: Этот бег по волнам, она в мокрой рубашке, вся…

Т. БАРКАЛАЯ: Джеймс Бонд выходит…

АМАЛИЯ: Такой с гитарой. Сзади волны.

Т. БАРКАЛАЯ: Сзади Пашка. Ну, что правда? Ну, что она сделала такого?

АМАЛИЯ: Пальмы. Вдруг на песке уже построил город для нее. Она вышла из моря прямо по городу шлеп, шлеп, шлеп ногами своими.

Е. ГОРДОН: Целлюлит и все это.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Целлюлит разочаровал?

Т. БАРКАЛАЯ: Не слышит, да, правда, никто?

П. КАШИН: Нет, я Вас слушаю. Это очень тонкие материи. Ты когда-нибудь читала Кондеру "Бессмертие"?

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Да. Кондеру читала. Кондеру не люблю. Занудненько.

П. КАШИН: "Бессмертие" ты читала, или другие книжки.

АМАЛИЯ: Это Теляковская говорит.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Много всякого разного.

П. КАШИН: Просто легче прочитать первую часть "Бессмертия" и там все сказано, почему.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Но это очень тонко все. Так за 4 дня не поймешь.

АМАЛИЯ: Кто читал Кондеру "Бессмертие"? Я не понимаю…

Е. ГОРДОН: Ну, в общем, съехали с темы, как обычно. Чем разочаровала, сформулировать не можете.

Т. БАРКАЛАЯ: Да, нет, мимо.

Т. БАРКАЛАЯ: Вы знаете, хочется даже просто помолчать вот действительно в этой ситуации. Вт Вы как-то про 4 дня сказали. Есть…

АМАЛИЯ: Это Тина Баркалая.

Т. БАРКАЛАЯ: Расшифровываю. 12 лет, закончился некий этап, который назывался 12 лет, да?

П. КАШИН: Нет, подождите, чего 12 лет?

АМАЛИЯ: Женитьбы.

П. КАШИН: Нет, 8 лет я женат.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Мне кажется, Вы его специально запутываете.

П. КАШИН: Меня спросили. 12 лет назад я женился. А женатым был 8 лет.

Т. БАРКАЛАЯ: Нет. Я не об этом. Я о чувствах скорее. Вот сейчас Вы сказали, у Вас была вспышка ощущений, отношений, эмоций, в течение 4-х дней и потом это закончилось. Это видимо уже какая-то следующая была история. Вот если я Вас правильно поняла. Потому что мы пытаемся сейчас расшифровать все, что Вы хотели нам сказать.

П. КАШИН: Просто смотрите, мы же все русские люди…

Т. БАРКАЛАЯ: Не все далеко.

Е. ГОРДОН: Тина Баркалая как представитель…

П. КАШИН: Ну, В Лос-Анджелесе мне говорили: а, у нас там русские живут, имея в виду армянские гетто.

Т. БАРКАЛАЯ: Понятно, рашн спикинг.

П. КАШИН: В этом смысле я говорю. Мы все русские, воспитанные в коммунальной истории…

Т. БАРКАЛАЯ: Ментально.

П. КАШИН: Мы в принципе вынуждены каждый раз разочаровываться очень быстро. Потому что просто слишком тесно живем друг с другом. Когда я где-то в обществе пару раз сказал, что хорошо бы, чтобы с женой спать в разных комнатах, это было дикость для всех, потому что как так. Ну, просто человек должен быть готов к тому, чтобы его видели, по-моему. Если он не готов, то тогда разочаровываешь очень часто, нет?

Т. БАРКАЛАЯ: У нас, кстати, бабушка с дедушкой, да, я знаю, что у них были разные комнаты. Это было абсолютно. И было таинство отношений. Они очень этим гордились. И они прожили вместе очень много лет, десятков лет.

АМАЛИЯ: Согласна, согласна. Павел, имеет ли к Вам отношение астролог по фамилии Кваша?

П. КАШИН: Что ты говоришь?

АМАЛИЯ: Я с Тиной сейчас, Паша, была согласна. Извините, пожалуйста, я в другом лагере.

П. КАШИН: Астролог?

АМАЛИЯ: Да, астролог. У Вас есть Кваша астролог? Нет?

П. КАШИН: Вообще, у нас очень большая семья. Я не всю ее знаю.

АМАЛИЯ: Это понятно. Может быть, есть.

П. КАШИН: Просто 11 дядь и теть по маме.

АМАЛИЯ: Ух, один из них наверняка астролог. "Паша, помнишь, как учили латынь у тебя дома. Было бы здорово встретиться. Миша". Номер телефона. Или оставь на "Эхе.." у Ксюши Басилашвилли.

П. КАШИН: Мишенька, я сейчас в Москве. А ты же в Петербурге.

АМАЛИЯ: Так он, наверняка, тоже в Москве на "Эхе…" работает, Ксюша Басилашвилли – жена Мишеньки. "Прочь свои руки ухоженные от Павла Кашина. Лучше поговорите с ним о том, чем он будет заниматься на старости лет".

Т. БАРКАЛАЯ: Чем же?

АМАЛИЯ: Чем же на старости лет?

П. КАШИН: Так как я поменял свою жизнь очень резко…

Т. БАРКАЛАЯ: Первого августа?

П. КАШИН: Да. Я, честно говоря, думаю, что я даже сменю…

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Нет! Не ее!

АМАЛИЯ: О, не ее, не ее меняйте, Павел!

П. КАШИН: Профессию ты имеешь в виду?

АМАЛИЯ: А, нет, профессию можно, почему.

Е. ГОРДОН: Спокойно, девчонки, продолжаем.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: На "о" начинается, на "цию" заканчивается.

П. КАШИН: Кстати, с чего Вы знали, что я именно натурал. Потому что мне одна девушка сказала: Паша, мне так интересно, я опросила, половина людей мне сказали, что ты бабник, а половина, что гей.

Е. ГОРДОН: Так, а права была какая половина-то?

П. КАШИН: Ты знаешь, вообще сейчас в шоу-бизнесе признаваться, что ты не гей, это вот как отказываться …

Т. БАРКАЛАЯ: Это не культурно, действительно.

П. КАШИН: Вообще, от шоу-бизнеса.

АМАЛИЯ: Да. Вы знаете, говорят, что шоу-бизнес – это вообще путь из провинции так сказать в пидерасты. вот так вот.

Е. ГОРДОН: Так на старости лет, чем будете заниматься?

П. КАШИН: Кать, вот после того, как я прочитал твою книжку, знаешь, я же сам думал. что надо бы книжку написать. Тоже, делать то нечего все равно. Но дело то очень сложное. Я в Лос-Анджелесе один сценарий написал, очень устал. Очень долго. А сейчас я понимаю, что теперь времени очень много свободного. И можно взять и написать книжку. Потому что на сцене все-таки в моем возрасте уже как-то не очень прилично.

Т. БАРКАЛАЯ: Здрасте, а Алла Борисовна?

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Гребенщиков до сих пор.

Е. ГОРДОН: А Алла Борисовна?

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Киркоров тоже туда же.

П. КАШИН: И ты считаешь, что это прилично?

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Ну, комменс?

Т. БАРКАЛАЯ: Нет, если тебе есть что-то сказать, то да. А если вот…

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: А можно узнать, почему у Вас стало настолько больше свободного времени? Все-таки, тем не менее, мне кажется, у мужчины это не всегда связано настолько с семейной жизнью.

П. КАШИН: Ну, во-первых, если ты не шаришься по местам, где очень много времени траться, если ты не выступаешь на концертах, на которых не нужно выступать по большому счету, то у тебя остается там 5-6 концертов в месяц, что, в общем, не сложно. Обычно это Москва. Ты в 6 часов приезжаешь, в 11 свободен. А все остальное время свободно.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: А работа над новыми альбомами?

П. КАШИН: Это очень быстро. Я в 6 часов утра встаю. До 12 в Москве неприлично звонить даже. За 6 часов можно пол альбома записать.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: А ложитесь, Паша, простите, во сколько?

П. КАШИН: В 11 где-то.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Прямо сразу с концерта уже?

П. КАШИН: Ну, да, приезжаю…

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Ну, на самом деле, удивительно. Я слушаю с большим интересом. Потому что… и слушаю, мне безумно приятно, что еще остались такие люди, поскольку это так не свойственно человеку, который занимается шоу-бизнесом. В 11 да, ложится спать. В 6 часов утра вставать. Хотя, ну, наверное, это сложно действительно, т.е. сложно быть другим.

П. КАШИН: Да, дело в том, что все, на самом деле, жаворонки. Просто вот эта вот промискуитет этой жизни московской он всех затягивает.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Почему Вы так акцентируете на московской жизни? Я знаю огромное количество питерских людей. Вот, например, слева от меня сидящих, которые раньше 4-х не засыпают. Ну, Питер – это такая латентная Москва как бы, в общем-то.

Т. БАРКАЛАЯ: Получила, Ксения?

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Берегитесь. Я думала не задавать Вам этого вопроса. Придется.

Е. ГОРДОН: Ксения Теляковская копит слюну.

П. КАШИН: Это то же самое, как меня спрашивают. Я говорю, что у меня не подключен дома компьютер к интернету. А как это без интернета?

Т. БАРКАЛАЯ: У меня нет компьютера.

П. КАШИН: Есть в принципе платная порнография. Зачем интернет как бы?

Т. БАРКАЛАЯ: Действительно, других дел в интернете и не бывает, признался нам Павел Кашин.

Е. ГОРДОН: Продолжая тему сексуальных отношений. Порнография Вас возбуждает еще? Или возбуждала ли вообще?

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Это была Катя Гордон. Она продолжала стрелять.

П. КАШИН: Вообще, порнография в ее чистом понимании, да, а порнокультура, которая пришла сейчас вот, как предсказал…

Е. ГОРДОН: Нострадамус.

П. КАШИН: Почти Нострадамус, да. Уже не возбуждает. И я пытаюсь заблокировать кнопки с российскими каналами на своем телевизоре. Не знаю, как это сделать. Потому что соскальзывает туда.

Е. ГОРДОН: Порнография честнее просто.

П. КАШИН: Ну, да, порнокультура, да.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Можно мне вопрос к Паше, как питерчанки. Насколько, когда Вы приехали в Москву, и насколько быстро Вы здесь адаптировались. И адаптировались ли? И есть ли здесь друзья реально? Или все в Питере остались?

П. КАШИН: Я 4 года назад приехал на своем джипике сюда прямо.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Там же живете?

АМАЛИЯ: Стареньком, раздолбанном джипике.

П. КАШИН: Нет, уже переселился. Вот и очень быстро адаптировался. Единственное, что когда я ездил по кольцевой, я не мог ориентироваться, потому что очень сложно с круга съезжать в сторону, понимать, куда ты съезжаешь. В круглом городе просто сложно жить. А все остальное нормально. И сейчас на самом деле у меня здесь чудесные друзья абсолютно, которых ни в какой стране не найдешь.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: А Питер?

П. КАШИН: А в Питере остались друзья. Но все чаще я вижу какую-то озлобленность по поводу московской жизни, всего такого.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Т.е. продались все-таки, да?

П. КАШИН: Ну, потому что бедный город всегда будет завидовать богатому городу. Оба они будут завидовать богатой Америке и называть тех идиотами. Вот и я вижу, что мои друзья просто меня стали немножко не любить, мои питерские друзья.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Питерчанцы.

Т. БАРКАЛАЯ: Так и не друзья, значит.

П. КАШИН: Кстати, а те питерцы, которые как Бочинский, Стелавин, которые переехали, они нормально ко мне относятся.

Е. ГОРДОН: А у Вас был когда-нибудь комплекс отсутствия денег? Вот в молодости, например, в юности?

Т. БАРКАЛАЯ: Это с сексом, Катя, как-то связано?

Е. ГОРДОН: Это связано с сексом напрямую. Шутка.

П. КАШИН: Катя, до 25, наверное, не было. Потому что я на 15 тогда выглядел. В 15 лет можно себе позволить не иметь денег. А потом, наверное, какое-то время был.

АМАЛИЯ: А ответственность, ну, извините за банальность, вроде как считается, что мужчина должен, допустим, обеспечивать семью, не знаю, зарабатывать деньги, как-то вот ответственность за то, что.. А в 25, подумаешь, выгляжу на 15, а могу и без денег. Тетенька, купи мне мороженное. Пожалуйста. Можно, за сиську подержаться? Ну и т.д. Ну, вот как это так? Чего, никогда не возникало чувства, что надо бы.

П. КАШИН: Нет, ну, не всегда же денег не было.

АМАЛИЯ: Ах, извините, я не поняла.

П. КАШИН: Т.е….

АМАЛИЯ: Вы всегда содержали женщин, с которыми жили?

П. КАШИН: По российским меркам не иметь денег очень сложно, по-моему, нет?

АМАЛИЯ: Вот так вот, прекрасное суждение. Замечательно. Я согласна.

Т. БАРКАЛАЯ: А вот за кого Вы в жизни отвечаете? На сегодняшний день, вот сейчас у Вас есть чувство ответственности перед кем-то?

П. КАШИН: Ну, скорее всего мои родители. Мои родные, да. Просто я как-то самый энергичный из своей семьи.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Вы? Я прекрасно Вас понимаю.

Е. ГОРДОН: Теляковская сделала большие глаза.

Т. БАРКАЛАЯ: Это продолжается месть.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Я такая энергичная.

П. КАШИН: Нет, Ксюш, просто есть разные способы быть энергичным. Ты, наверное, огненного знака Зодиака, да?

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Я Козерог.

П. КАШИН: Это земля, да?

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Земля, а ты?

П. КАШИН: Я вода. Просто огненные, они нарезают круги, и там все что-то падает, нечаянно складывается…

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Ты веришь в астрологию?

П. КАШИН: А Рыбы, они телефонными звонками делают всегда рыбы.

Е. ГОРДОН: Я тоже.

АМАЛИЯ: Павел, Вы буддист, говаривают?

П. КАШИН: Я люблю очень я Будду, так скажем.

АМАЛИЯ: Чем он Вам особенно нравится?

П. КАШИН: Да она мне не то, чтобы нравится, просто оно единственно верное, мне кажется. Есть много более интересных религий. Религия денег, например, в Москве. Вот просто тупо накопи и будешь в раю, но я знаю, что это не так.

АМАЛИЯ: Это кто сказал? Ксения Собчак?

Т. БАРКАЛАЯ: В каком храме ее дают? Эту религию, в каком?

П. КАШИН: Ну, в принципе, она одна из пастырей этой религии.

Т. БАРКАЛАЯ: Уже хорошо.

Е. ГОРДОН: А есть какие-то обиды, которые Вам когда-то давно нанесли, а Вы до сих пор помните? Насколько Вы вообще злопамятны?

Т. БАРКАЛАЯ: Мстительны?

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Это ты из песен, да, так думаешь. Мне тоже так всегда казалось.

П. КАШИН: Почему-то в голову сразу именно гаишники приходят. У меня права опять забрали за поворот через одну линию.

Т. БАРКАЛАЯ: Всего на всего.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Вы сказали, что проблема в том, что Москва – круглый город. Поскольку невозможно все-таки, как Вы говорите, с круга съехать никаким образом, то, конечно.

Е. ГОРДОН: Ну, так есть все-таки какие-то обиды, правда, вот. Даже не месяца последнего, а летом.

П. КАШИН: Ну, наверное, да, наверное, да. Я…

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Обиделся, все, ухожу, обиделся.

Е. ГОРДОН: Ну, есть, в общем.

П. КАШИН: Есть история.

Т. БАРКАЛАЯ: Про клавишные и баян?

Е. ГОРДОН: Про первый сексуальный опыт.

АМАЛИЯ: Вернемся.

П. КАШИН: Нет, там дружеская история была.

Е. ГОРДОН: А Вам кто-нибудь вот из нас нравится как женщина? Не обязательно говорить кто, просто интересно.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: И на вес не обязательно совершенно.

Е. ГОРДОН: Стройные, не стройные.

Т. БАРКАЛАЯ: Показали икры.

П. КАШИН: Как женщина да, а так нет.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Покушать люблю, а так не очень

АМАЛИЯ: А как Вы еще к женщинам относитесь? Кроме как, как к женщинам?

П. КАШИН: Кстати, последнее время стало появляться очень много какое-то огромное количество очень умных женщин.

Е. ГОРДОН: Много? Просто стало появляться огромное количество тупых мужчин. Вам не кажется, что очень много…

П. КАШИН: Катя, тебе с твоей точки зрения как бы видней…

Е. ГОРДОН: Это я не про Вас. Я клянусь.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Катя просто немножко обобщила ситуацию.

П. КАШИН: Я по привычке все-таки фокус больше на женщинах держу…

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Пока.

П. КАШИН: Ксения стоит на страже.

Т. БАРКАЛАЯ: Она знаете, она, сперва, стоит на страже, а потом…

АМАЛИЯ: Лежит уже на страже.

Т. БАРКАЛАЯ: Раз. И говорит, нет вопросов. Вот как-то…

П. КАШИН: Ксюш. правда вот… Извини…

Е. ГОРДОН: В девичестве Катя.

П. КАШИН: Да, просто какие-то Пентиумы 8 кругом.

Е. ГОРДОН: Ну, это раздражает, наверное, да?

П. КАШИН: Нет, мне нравится, наконец, можно почувствовать, что есть кто-то умнее тебя.

Е. ГОРДОН: А умная женщина это сексуально, или антисексуально?

П. КАШИН: Мне нравится.

Т. БАРКАЛАЯ: Когда красивая, нравится, или когда умная?

П. КАШИН: Ну, обычно, если она слишком умная, то она очень красивая.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Я абсолютно запуталась, честно скажу.

АМАЛИЯ: А Павел такой путанник…

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Абсолютно. Вот у него реально на самом деле замечательная такая стратегия. Он очень четко, он в принципе сейчас взял нас всех и так вот взял и дезориентировал абсолютно.

АМАЛИЯ: Развел, как дешевое повидло.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Как раз здесь баян, тут лес. Здесь круглое…

Т. БАРКАЛАЯ: А можно мне простой вопрос спросить, кто вот…

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Как Вас зовут?

Т. БАРКАЛАЯ: Я раньше была Анна. Вы были Анной Кашкиной. Паш, а вот кто нравится в музыке изначально? Нравилось ли наше кино, и все такое? Или Вы как-то вот самостоятельно?

П. КАШИН: В русской музыке мне нравилось всегда, где есть слова красивые.

Т. БАРКАЛАЯ: Да, я смотрю на слова…

П. КАШИН: Вот был когда-то у нас…

АМАЛИЯ: "Так, я не понял, Павел гей или не гей, что-то он…" – это Сергей из Москвы спрашивает. Я чисто не понял. Сергей, не поняли, так не поняли.

Т. БАРКАЛАЯ: Ну, так?

П. КАШИН: Мы сейчас про что говорим?

Е. ГОРДОН: Какие группы нравились?

Т. БАРКАЛАЯ: Кто нравится? Просто имена? Имя сестра, имя?

П. КАШИН: Был когда-то Наумов, человек такой, не "Зоопарк" имеется в виду. Потом, ну, у Гребенщинкова какие-то, последние альбомы. Из наших Саша Ушенон хороший очень. Вы знаете его, да? Я удивлен. Никто не знает, обычно. А из других…

Т. БАРКАЛАЯ: А сейчас? Ну, Фил, понятно.

П. КАШИН: Какой Фил?

Т. БАРКАЛАЯ: Ну, Киркоров.

Е. ГОРДОН: Это по умолчанию, да?

Т. БАРКАЛАЯ: Это за скобкой. А что еще нравится из того, что сейчас есть?

П. КАШИН: Сейчас как-то все девальвация какая-то произошла.

Т. БАРКАЛАЯ: Т.е. коллеги по цеху не катят. Или они не коллеги? Наш цех отдельный?

П. КАШИН: Ну, мало, мало что-то.

Е. ГОРДОН: А какая энергия движет Вашим творчеством? Сексуальная? Я продолжаю настойчиво.

П. КАШИН: Катя, она же, только она и может двигать вообще, если обратить внимание на всех, кто бешено талантлив был, они все были сексуальные маньяками. Возьми там Пушкина, Бродского, Высоцкого, я не знаю.

АМАЛИЯ: Вы сексуальный маньяк?

П. КАШИН: До 1 августа был.

Е. ГОРДОН: Блин! Надо было устраивать эфир до 1 августа!

АМАЛИЯ: Какой облом. Я хочу напомнить, кто в эфире. Ксения Теляковская, Тина Баркалая, Катя Гордон, Павел Кашин. Это не то, что я чайку предлагаю попить…

Е. ГОРДОН: И Амалия!

АМАЛИЯ: Это понятное дело, мы, так сказать, гоняемся по лесу за Павлом, который нас вечно…

П. КАШИН: Который вовремя отвинтил 1 августа.

Т. БАРКАЛАЯ: Павел нам как-то всем открыто сказал уже по поводу того, что расстреляли парня.

АМАЛИЯ: Ну, Павел? Так что такое? Вот как шел? Что значит ушел? Что ты кокетничаешь? Никуда ты не ушел.

П. КАШИН: Да, нет, правда. Иногда что-то осознаешь. Ты же вот не можешь, если ты в детстве любишь. Кстати, это буддистская тактика. Если ты любишь торт "Наполеон", и каждый день если его есть, есть, то в какое-то утро ты не сможешь его съесть больше.

Е. ГОРДОН: Вот у меня все не так. Вот я ем, ем, ем торт "Наполеон", могу его сейчас съесть три торта. У меня такая же история была с моим дедом, которого пытались отучить есть эти уже сладости. Его отправили к родственникам, которые работали на заводе. Его кормили каждый день, он приехал и еще их ел. У меня просто особенности вот такие. Нельзя устать…

АМАЛИЯ: С годами во вкус входишь, как бы я даже сказала.

Е. ГОРДОН: Вот именно.

П. КАШИН: Я тоже считаю, что…

АМАЛИЯ: Ну-ка, ну-ка, не поняла вот это вот. Ну, как еще разочек.

П. КАШИН: Подожди, это при условии, что в юности ты не сильно старался как бы.

Е. ГОРДОН: Вы когда-нибудь крали когда-нибудь что-нибудь?

П. КАШИН: Конечно, я же вор, раз я в России родился.

АМАЛИЯ: Как это? Что это такое?

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Девочки, проверьте сумки, пожалуйста.

АМАЛИЯ: Вот, например, Павел Кашин приходил, пропало…

П. КАШИН: Последний раз я своровал позавчера, по-моему…

Т. БАРКАЛАЯ: Сердце девичье, наверное.

П. КАШИН: Нет, я пришел на выставку к одной художнице в Пушкинском музее.

Е. ГОРДОН: И вынесли картину.

П. КАШИН: И так как к ней там пропускали без билетов…

Е. ГОРДОН: Вынес художницу.

П. КАШИН: А там все бабушки говорили, что …

АМАЛИЯ: Посмотрите, у нас замечательный греческий зал.

П. КАШИН: То ли Рембрант, то ли Рубенс. Выставка, нам же, тем, кто не покупает картины, не важно в общем, один от другого.

Т. БАРКАЛАЯ: Подождите, я хочу, девочки тише. тише. Я хочу, чтоб Пашу дорассказал эту историю.

П. КАШИН: И когда я вышел с ее выставки, а так как я уже прошел за кордон, и как-то возвращаться, я подумал, надо выйти, купить билет и пойти на этого Рембранта, подумал, что в этом будет некое пижонство. В России выходить…

Т. БАРКАЛАЯ: Что вы украли, Паша?

П. КАШИН: Я пошел бесплатно на выставку то ли Рембранта то ли Рубенса.

Т. БАРКАЛАЯ: Ворюга.

П. КАШИН: Но так как я остался смотреть на полотна, думаю, какие-то дешевые полотна.

Е. ГОРДОН: Хорошо, что не заплатил.

П. КАШИН: Я стал присматриваться, все другие авторы естественно. И я тогда вышел, посмотрел опять на плакат, где было крупно написано "Рембрант". А над ним было мелко-мелко написано…

АМАЛИЯ: Рубенс.

П. КАШИН: Его предшественники и последователи". И я понял, что я своровал у воров, в общем-то. И не знаю, считается это или нет.

Е. ГОРДОН: А, знаете, пожалуйста, а страшно оказаться этими вдруг, потом, в будущем предшественниками и последователями, а не Рубенсом в истории, например?

П. КАШИН: С картинами легче. Их можно перед смертью сжечь, а диски все не уничтожишь.

АМАЛИЯ: Вы знаете, их могут просто забыть.

П. КАШИН: Ты, знаешь, Катя, а как я после смерти узнаю, что я был там.

Е. ГОРДОН: Ну, т.е. как-то все равно в принципе, что там будет после смерти?

П. КАШИН: Ну, Катя, вообще когда-то наступает все равно.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: А чего, Паша, Вы боитесь в жизни? Наш традиционный вопрос.

П. КАШИН: Я боюсь, ну, много вещей.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Например?

П. КАШИН: Ну, здоровье потерять, например. И долго жить мучительно.

Т. БАРКАЛАЯ: Овощем, да, не хочется.

П. КАШИН: Да, вот и потом…

Т. БАРКАЛАЯ: На самолете летать боитесь?

П. КАШИН: Я боюсь, на самом деле, умереть в пьяном состоянии. Я просто думаю, что …

Т. БАРКАЛАЯ: Вы пьете. Паша?

П. КАШИН: В смысле, пьете, или выпиваете, что имеется в виду?

Т. БАРКАЛАЯ: Выпиваете надо сказать, да, много?

Е. ГОРДОН: У Баркалая голос такой врачебный какой-то.

П. КАШИН: По сравнению со средним, наверное, да.

Т. БАРКАЛАЯ: Каждый день?

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: А что такое среднее?

П. КАШИН: Ну, просто я вижу по товарищам, как мы выпиваем. И так понимаю, что я больше выпиваю, да.

АМАЛИЯ: А что заставляет Вас пить?

П. КАШИН: Я думал об этом очень много. Очень много разных причин. Иногда, вот вчера мы с сумасшедшим Френки выпивали от того, что вот просто хотелось выпить вместе. А очень часто ты где-то в обществе, где тебе хочется поговорить, но тебе нужно в этот язык войти, на этот как бы уровень встать, и тогда нужно фужоров несколько выпить и тогда вроде собеседники интереснеют все, симпатичнеют.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Лучше бы выпили вначале.

АМАЛИЯ: Передачи.

П. КАШИН: И понравились.

Т. БАРКАЛАЯ: Вот мы-то припили, поэтому так еще более-менее.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Нет, нет. Я за рулем.

АМАЛИЯ: А скажите, а что заставляет Вас быть в том обществе, где нужно пить, чтобы собеседники оказались интересными? Можно же просто уйти оттуда, ну, их, этих не интересных, есть же интересные.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: А нет, задача была, приехал в Москву, все новые друзья…

П. КАШИН: Вообще, у тебя идеалистическое мышление. Я, честно говоря…

АМАЛИЯ: Какое есть.

П. КАШИН: Я едал за столами, и видел разные общества. И могу сказать, что большинство подавляющее все-таки состоит из довольно туповатых людей.

Т. БАРКАЛАЯ: Баласта. Точно.

АМАЛИЯ: Вот у тебя какой-то взгляд на жизнь, как в анекдоте. Когда мальчику веки пришили после обрезания.

П. КАШИН: Нет, ты знаешь, Иисус, Будда говорили, что всегда в мире будет всего лишь три процента осознанных людей. Остальные полуживотные. Это норма.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: А Вы себя к кому относите? К трем или все-таки…

П. КАШИН: Так как я все-таки пессимист, я боюсь, что я в 3%, да. Потому что обычно такие живчики с неоправданным таким оптимизмом…

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Как мы.

П. КАШИН: Люди с целью, как бы такие. Вот о ни обычно вне осознанки.

Е. ГОРДОН: А Вам снятся…

АМАЛИЯ: Эротические сны?

П. КАШИН: Эротические сны, хочется спросить, да, на ночь.

АМАЛИЯ: Ты посмотри на Павла. Какие эротические сны после 1 августа?

Т. БАРКАЛАЯ: И алкоголя вечером?

Е. ГОРДОН: Не снятся эротические сны?

П. КАШИН: Вообще. Катя, в юности только снились, в основном, да.

Т. БАРКАЛАЯ: А бывает такое, что вот увидел женщину и все, вот прямо хочешь, умираешь? Или уже все, такое давно не было? Вот прямо…

П. КАШИН: Вот до 1 августа каждый раз, когда выходил из дома, так и было.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Как путч просто звучит. Может быть, просто это просто он говорит про 98-й год?

АМАЛИЯ: Он разбудил в нас, по-моему, материнские чувства.

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Про дефолт? А мы все думаем, что проблема в женщине.

П. КАШИН: Нет, нет, нет. Была пара срывов, конечно, и после 1 августа.

АМАЛИЯ: Это даже прямо как-то осознанное воздержание или это так просто складывается? Что значит срывы? Срывы бывают, когда наркоман решает, допустим, не употреблять наркотики.

П. КАШИН: Ну, просто, знаешь, мужчина и женщина, женщина всегда в позиции или в позе дающего, а мужчина как бы берущего. А когда ты понимаешь, что это не совсем так, на самом деле, ты можешь потратить время, деньги, мозги. И потом еще тебя изнасиловали. И ты понимаешь, как-то ты против себя в одни ворота сыграл. (Смех).

Т. БАРКАЛАЯ: Павла насилуют.

Е. ГОРДОН: Сам за собой ухаживал. Сам себя это. Потом еще женись.

Т. БАРКАЛАЯ: Наш разговор просто ни минуты не теряет связности, тем не менее, я честно пыталась все-таки всю программу понять вот эту нашу вот нить, куда мы ведем. Но я поняла, что Паша все-таки сильнее нас. Он ушел.

Е. ГОРДОН: Не согласна.

П. КАШИН: А мы должны куда-то придти?

Т. БАРКАЛАЯ: Ну, во всяком случае, как-то, Вы даже колокольчиком не воспользовались.

АМАЛИЯ: Паша, пожелайте что-нибудь нам.

П. КАШИН: Я желаю Вам всем…

АМАЛИЯ: Я желаю счастья Вам. Это я.

П. КАШИН: Ну, и счастья в том числе.

Т. БАРКАЛАЯ: Быстрее. Паша.

АМАЛИЯ: А что такое счастье, Паша? У Вас 10 секунд.

П. КАШИН: Это кому какое нужно. Кому-то сиюминутное, кому-то вечное. Это два разных типа счастья. Вот…

Т. БАРКАЛАЯ: А можно ну как бы сиюминутное и вечное?

Е. ГОРДОН: И то, и то хочу.

П. КАШИН: Ну, после сиюминутного, тогда вечное Вам.

АМАЛИЯ: Ура!

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: Дай два. и один бонусом.

АМАЛИЯ: Вот Жириновский обещал нас изнасиловать, если мы выключим свет. Мы можем на что рассчитывать сейчас?

К. ТЕЛЯКОВСКАЯ: На украденный билет в Пушкинский музей на ворованного Рембранта.

АМАЛИЯ: Спокойной ночи. Возвращайтесь в бич-клаб, на нашу замечательную охоту в следующую пятницу. Это был Паша Кашин и девочки!шаблоны для dleскачать фильмы
Автор статьиgalany4 Дата создание новости 7-06-2010, 14:41 Коментарии (0)
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.